НЕКОГДА ЧИТАТЬ? СОХРАНИ СЕБЕ:
 

 

18 января защитник сборной России по футболу Георгий Джикия получил разрыв передней крестообразной связки левого колена. Сейчас он набирает форму к началу чемпионата мира и ведет дневник специально для Men’s Health.

Готовность 37%: Георгий Джикия продолжает движение к ЧМ-2018

Чтобы понять, что я почувствовал, услышав свой диагноз, представь, что до этого дня у меня по большому счету не было травм. Серьезно! В детстве я почти не болел и не помню, чтобы хоть раз пропускал тренировки больше двух недель подряд, да и на протяжении профессиональной карьеры травмы как-то обходили меня стороной.

Один раз еще в «Амкаре» у меня была проблема с приводящей мышцей, но и она прошла за три недели безо всякого хирургического вмешательства. И вот в 2018 году в 25 лет я заново учусь ходить. В римской клинике, где мне сделали операцию, с первого же дня дали понять, что никто не будет мне помогать ходить — я все должен делать сам. Без костылей и без чужой помощи. Это их подход, и, судя по тому, что они ставили на ноги чуть ли не половину футбольной Европы (причем ставили быстро), их методика работает.

В этой же клинике перед чемпионатом мира 2006 года оперировали Франческо Тотти, выигравшего в итоге с Италией турнир. Кстати, так получилось, что с Тотти я встретился незадолго до своей травмы и, хотя обычно так не делаю, подошел и попросил сфотографироваться вместе. Теперь в моем Инстаграме это фото стоит рядом со снимком из послеоперационной палаты, где, возможно, когда-то лежал и Франческо.

Готовность 37%: Георгий Джикия продолжает движение к ЧМ-2018

С первого же дня после операции я стал сам добираться до кабинетов, где проходили процедуры, и залов, где меня ждали тренировки. Ходил сперва по стеночке, но ходил! Никакой пощады не было и в плане режима. Если ты думаешь, что у травмированного футболиста много свободного времени, позволь, я познакомлю тебя со своим графиком.

Каждое утро у меня 3–3,5 часа занятий в зале, потом обед и отдых, во время которого специальный аппарат — «Кинетек» — помогает мне сгибать и разгибать ногу, а потом еще одна трехчасовая тренировка и еще одно «свидание» с «Кинетеком». После этой операции я тренируюсь больше, чем когда был здоров! И ты еще учти, что в самой клинике я был всего три дня, а потом каждую тренировку сопровождала дорога от отеля до больницы и обратно. В общем, мой день расписан по минутам, но зато и эффект я замечаю постоянно: мне действительно с каждым днем становится лучше.

Привыкнуть к упражнениям мне не дают: каждый раз в тренировке появляется три-четыре новых задания — с резинкой, с фитболом, на нестабильных платформах, в бассейне, на тренажерах. Конечно, я мог бы выкроить время и разнообразно отдохнуть в Риме, но слишком уж важна для меня цель: как можно быстрее и полноценнее прийти в форму, так что никаких мыслей о нарушении режима нет. Второго такого дисциплинированного пациента надо еще поискать! Хотя одного я знаю: в римской клинике я встретился со своим собратом по несчастью, российским вратарем швейцарского «Сьона» Антоном Митрюшкиным. За несколько недель восстановления мы с ним только один раз выбрались в город, и то не гулять, а просто поесть — сменить обстановку.

В свободное время я смотрю футбол, и мне было очень приятно увидеть баннер спартаковских болельщиков в мою поддержку. Ребята, спасибо вам! А еще спасибо всем тем футболистам и тренерам, которые звонят и поддерживают меня. Пока тесты показывают, что нога восстановилась на 37%, но я продолжаю работать!

Источник

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here